Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

...
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:23 

LiberTea псто. мы наебём вас за ваши деньги.

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
пояндексила инфу про магаз, что принял мой заказ и деньги и молчит с 14 ноября
некто с номером icq 481138839 Максим Шибаков
видимо, мастер "На все руки"
и сайты пишет, и компы чинит, и чаи продает и на деньги наёбывает
особо последнее у него вестимо отлично получается


Посмотреть на Яндекс.Фотках
и еще сама страничка сайтика


Посмотреть на Яндекс.Фотках
в понедельник сделаю отзыв красочный на яндекс-маркете
пусть люди знают, что в городе Ярославле не только воздух и вода фиговые, но еще и чайные интернет-магазины (ибо как недавно выяснилось, у данного чуда чайной индустрии есть не один сайт имени магазина) просто замечательные на момент менеджмента и объебона вообще.
сначала вам крайне быстро ответят на вопрос по поводу ценовой политики/категории развесного чая, а потом отпишут "спасибо за заказ! Наш менеджер свяжется с Вами в ближайшее время" и свалят в небытие с вашими лавешками.
интересно, компьютеры они так же оптимально чинят?
если, допустим, их вызывают что-то посмотреть, настроить аппарат какой, то после их ухода у вас на компе живет зоопарк, а "мастер" поимел при этом вас на "бабки"?!
----
в принципе, я туда полез то только из-за кудина россыпью.
вспомнился Алекс: "они воруют наши деньги"

@темы: чай, ???, они_воруют_наши_деньги, мысли

22:17 

величек для чай

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!

@музыка: чего-то турецкой по тв

@темы: ня

03:29 

ищу родственницу,... может кто поможет?

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
Бабушка - Киселева Мария Сергеевна, в девичестве Смирнова.
Я - внучатая племянница.
Надежда - двоюродная сестра бабушки, 1949 г.р. (её ищем, ибо связь потеряна 20 лет назад) Раньше жила на ул. Литовская, дом 20, кв, 14., затем переехала на улицу Академика Вильямса (номер дома не ясен)
Алексей Семёныч Булдаков - отец Надежды, давно умер.
замуж не вышла, ребенок Алексей, внебрачный,
Бабушкина и Надежды мамы - были родными сестрами.
Булгаков Лев Алексеевич родной брат Надежды – родился в 1939 году. Умер от рака желудка примерно в 50 лет. Мать Надежды - Савельева (девичья фамилия) Ольга Васильевна, родилась в 1907 г. брат родился в Кронштадте, потом переехали на Украину. бабушкина мать - Екатерина Савельева.
Бабушка с 1927 года, Угличский район, Ярославская область, РФ.
Сестра, что общалась с Надей - Девятова (Киселева) Капиталина Сергеевна.,
1939 год

@темы: поиск людей

23:34 

стиш мрачный

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!

Мрачно.


Чёрным вороном – клювом рвать на трупах тлен,

Кровью капая из глазниц впавших ядом;

Я бегу по снегу. Тонка сталь рук взамен –

Реинкарнируйся Мальдорор, встань рядом!


Костное хранилище мыслей, чувств
Я разбиваю на части, осколки.
Каплей вина из разорванных уст
Мальд – Альтер-Я. Мои зубы-иголки

В клочья рвут жилы живых мертвецов –

Недолюдей, восхваляющих бога.

Радуйся море, обрывками слов

Волны схоронят в ночи у порога.

…… 25.05.10.


 


@музыка: Dance With The Witches - The Knights Of Lights

@настроение: отличное))

@темы: Мальд

22:47 

Ксюнька-мастерица

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
вот здесь очень милая девочка делает очень красивые аксессуары (подвески, серьги, брелки и прочее) из пластики)))
например такие вот штучки




@настроение: отличное))

@темы: рекламлю

04:44 

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
Странные лица, странными взорами
Ты провожаешь, по коридорам и
Комнатам, залам, пустым подворотням,
Тенью, скользя словно киллер-охотник,
Ты убиваешь меня расстоянием,
Скайпами, аськами и ожиданием,
Думами, дэтом и нойзом под кожу,
Сонями, Ленами, сном не похожим,
Автомобилями, странами, числами,
«Enter» и инетом – просто немыслимо…
Призрак, три года, а сколько обещано?
Завтра мужчина, сегодня ты – женщина.
10.01.10.

@темы: стихи (авторское

00:01 

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!

22:28 

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!

@музыка: моя

@настроение: хз

@темы: ссылки

15:35 

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
- Мееееееееееее!
- Чёртова Коза! Щас переведу, - сказал червячок уставшим голосом, - у меня сейчас баланс на телефоне в минусе… Какой к чёрту баланс, ты уже месяц как трёхногая коза!
- Видимо, Лохонутый пополнить не успел, - выдал голос за кадром.
- Как бы он ей баланс то пополнил?! Если чувак даже и не знает о её существовании! - воскликнул ещё один голос за кадром.
- Эй, вы там! Харэ базарить! - прошелестели сосны.
- Как пополню, обязательно с тобой свяжусь, - выдал червячок.
- Ты с ним лучше спейся, спойся, смойся, - голос за кадром.
- А чё со мной связываться, я же тут, - выдал озабоченно Враль.
- Правильно, с тобой свяжешься, потом Чёрт отвяжешься! - второй голос за кадром.
- Сегодня у Прародительницы день рождения, - продолжил червячок работу переводчика.
- Видно это двадцатое февраля было, - голос за кадром.
Тут же налетела вьюга и пошёл снег, а Хмырь исчез.
- Это уже от меня не зависит…, - выдал червячок.
- Ещё бы это от тебя зависело! - голос за кадром, - это от её папы и мамы только и могло зависеть.
- Ой, Хмырь куда-то делся! - воскликнул Враль.
- Я сама переживаю…, - выдал червячок.
- Переживёшь, переживёшь, всех нас переживёшь! - голос за кадром.
Враль достал мобилу и с кем-то оч долго переписывался, а потом выдал, обращаясь к Козе:
- Что за нафиг у вас с Лохонутым!?
- Он сегодня сидел сзади меня!!! - выдала Коза, уже своим голосом, а затем снова проблеяла, - ме-ме-ме!
- Главное, чтоб не лежал! - голос за кадром.
- Я чуть не упала, когда он пришёл на курсы вождения!!!! - перевёл червячок.
- А ты упади, вдруг кто поднимет! - голос за кадром, - Хмаря Фиграков поднять собирался…
- Я рад, что у тебя всё наладилось!!! Ты ведь помирилась с Лохонутым? И это… кое кто там хотел клуб возродить!!!
- Они же все сгорели бесследно! - голос за кадром, - чё возрождать-то?!
- Они их из ничего возродят, - прошелестели сосны.
- Помирилась… на правах друзей…, - выдал червячок последнюю фразу Козы.
- Благо, не врагов! - облегчённо вздохнул голос за кадром.
- И кто там вечно говорит?! - воскликнул Враль.
- Кто-кто?! Это же Героиновый Лес! - ответили сосны.

***
- Идут Эльф с Клеткой мимо Бодуна, а на встречу им Стопарик из того самого Бодуна чешет. И так бедный Стопарик прифигел, что его на этот раз ни «грязью», ни «копытами», ни чем другим не обозвали, а просто сказали, причём говорил всё тот же Эльф, «Да она у Козлова была!», что Стопарик просто выдал: «Ни фига себе!» Правильно, ни фига себе – всё Львёнку! - сказал Люцци, - правда Эльф Стопарика не узнал, а Клетка сказала, что это Макс. И посему Эльф принял Стопарика за другого Макса, то есть за Замути Концерт!
- И вообще, это теперь не Бодун, а Курятник! - сказал Юрином, - по воле Великого и Ужасного Балоня Бодун нарекается Курятником! Да прольётся на него священная кровь!
- И по ходу дела, у Лохонутого в Курятнике сидит один быдлятник, - выдала Кошка.
- Ну, а Лохонутый, я думаю, всем понятно кто…, - выдал Люцци, - Лохонутый это такой блондинистый лох.
Где-то в Героиновом Лесу раздалась разудалая песня:
- Люблю пельмени я,
Души я в них не чаю,
Но только мясо в них
Совсем не замечаю. Одна соя.
И на полянку к костру выкатился маленький лысый колобок с погонялом Колхозник.
- Чувак, ты куда пропал?
- Да всё на огородно-садовых плантациях зависаю.
- Прикиньте, тут как-то две гадюки с погонялами Катя и Маслёнка хотели съесть кролика, а напоролись на ежа. Видимо, они сидя, в своём Курятнике даже и не подозревали, что есть на свете колючие кролики! - сказал Лужа.
- А ещё есть в природе такие кадры, - сказала Кошка, - свиньи по натуре или «Люди воняющие», считающие в порядке вещей, благоухать средневековьем! Поездишь в автобусах, такого нахватаешься! Ехала тут в один город, сижу спокойно, вдруг кадр воняющий заваливает и садится рядом со мной, типа мест свободных больше нет! Неужели трудно душ принять и дезиком брызнуться?! Раз уж решил с клёвой тёлкой рядом прокатиться, сделай милость, помойся! И что самое обидное, если от девушки воняет, то это плохо! А если от чувака, как от козла прёт, то это норма! Ни фига подобного, девушки тоже люди! И как все люди, имеют право на чистый воздух! Если уж ты в общественном транспорте соизволил ехать, то соизволь и вымыться!

15:34 

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ.
ЭдЭльф взяла слово:
- Прёмся мы по парку и вдру-у-уг… компания. Морды знакомые до невозможности. Ручкой помахали, дальше идём. Слышим за спиной вопли. Оборачиваемся – Балонь. Весёлый такой, лапами машет, приветы орёт. Затащил-таки в компанию и начал че-то втирать. Сам на ногах не держится. Его на скамейку сажают, он не хочет. Над ним народ стебается, ему пофиг! Он Киллеру рэп толкает:
- Ки-ки-ки-ки-киллер!
Киллер:
- Иди, сядь.
Балонь:
- Ки-ки-ки-ки-киллер!
Киллер:
- Иди, сядь.
…Особенности виртуального баскетбола. Чувак виртуально изображает подачу мяча, а Балонь его реально ловит. Народ всё на камеру снимает.
…Версия создания «Сказок» для Балоня. Сидит Киллер у ЭдЭльфа, то есть у меня, с двумя литрами молочка бешеной коровки, с килограммовым пакетом плана, литром грибного супа из мухоморов и тремя ящиками «Балтики» - 9, Киллер диктует, ЭдЭльф печатает.
- А теперь послушайте наши сказки про Героиновый Лес! - воскликнул Впечатлительный чувак.

Героиновый Лес.
По лесной извилистой дороге шёл Враль по прозвищу Покемон. В его маленькой тупой головке зрел очередной гнусный план, как бы захомутать местную Леснушку, развести на бабки Вечно Пьяного Чувака, подставить по крупному своих многочисленных врагов и наврать всем, кому ещё не успел наврать, да при этом вытащить нужную инфу, одеть эту инфу во вральские шмотки и впентюрить какому-нибудь лоху, а лучше всего – Лохонутому лоху. Между трёх берез, мерно жуя траву, стояла трёхногая коза, один её глаз периодически заваливался внутрь башки, а другой постоянно свешивался на кровавой ниточке наружу. Из глазницы вылезал червячок и орал:
- Мать твою, дура! Твой глаз опять выпал! Верни, твою мать, его на родину!..
В один из таких злополучных моментов на козу и напёрся Враль.
- Козёл!!! - завопил Враль.
Коза не долго думая раскрыла рот и заблеяла:
- Ме!!! Мне-ме бы-ме клуб-ме со-ме-здать!!!
В сей момент у животного как раз выпал глаз, а червячок вместо коронной фразы, выдал:
- Шёл бы ты отсюда!
Враль, мягко говоря, охренел. Одно дело, когда ты сам врёшь всё что не лень, и совсем другое – увидеть это в реале!
- Она… что-то сказать хочет… Понять бы только, что?! - выдал Враль.
- Ну, вот, опять переводчиком работать! - вздохнул червячок, - дура! Обернулась бы обратно человеком! И дернул тебя чёрт, Попрыгушкой обзываться в этом дурацком виртуальном Аду! Вот ходи теперь козой до следующего полнолуния!.. Щас переведу! - выдал червячок, на этот раз обращаясь уже к Вралю, - представляешь, чувак, была Козой, а стала Попрыгушкой, пообщаться ей видете ли захотелось!.. Ну-с, начнём, - и червячок, затащив глаз внутрь, выдал перевод козьих «ме», - ты писал про то, что деньги на фениксов выделяются. Да это так, но никто из самих фениксов этих денег не видит, поэтому они и возмущаются…
В этот момент с неба на землю свалилось целых семь птиц-феникс, и захлопав крыльями, они что-то завопили на своём птичьем языке.
- Ой, как они возмущаются! - голос за кадром, чёрт знает кому принадлежащий.
- И уже решено, - продолжил червячок, - клуб убрать, так как по отчетам деньги проходят…
Неизвестно откуда и тем более, неизвестно куда, мимо Козы и Враля пронеслась стайка зелёненьких бумажек, а ветром в соснах прошелестело:
- Деньги! Деньги! Деньги! Лавендосы, гринвера, лавренции!
- Но куда? - выдал червячок, - никто не знает. Скорее всего в лапы выше стоящих лиц, я не имею в виду клубных.
Стайка зелёненьких бумажек, поймав попутный ветер, унеслась вверх, в древесные лапы высоченных сосен.
- Какой умный козёл! - воскликнул Враль, - надо всем рассказать об этом козле! А в первую очередь Лоханутому!
- Ме-дж, ме-про, ме-ме-ме! - выдала Коза.
- Враль, это ещё не всё, щас переведу остальное, - вставил червячок, - слушай! Лохонутый против того чтобы я была в клубе. Говорит, что по колёсному уставу девушкам запрещено быть колёсными.
- Интересно, а ты устав-то своими козьими зырками видела? - спросил тот же голос за кадром.
- Враль! Я с ними каждый день общаюсь, и гораздо ближе чем ты, - продолжил червячок.
Козу окружили птицы-феникс, закудахтав что-то на птичьем языке.
- Ме-ме-ме! - выдала Коза очередную телегу.
- Ох, - вздохнул червячок, - щас переведу. А я тебе говорю то, что он говорит в курятнике. Сам знаешь Лохонутого, он человек…
- А мы думали, животное! - выдал голос за кадром.
- …настроения…, - продолжил червячок, - так я тебе про что и говорю! Фениксов не возродить.
Тут же птицы-феникс вспыхнули ярким пламенем и сгорели бесследно. Даже пепла не осталось!
- Сдохли все, один лишь Хмырь по болоту шастает! - прошелестели сосны.
- А вот люди оттуда хотели бы объединиться, - продолжил переводить червячок.
Тут же в воздухе образовалось болото и из него вышло страшное маленькое создание.
- Кто это?!!! - испугался Враль и покрылся трусливым потом.
- Это Хмырь, точно такой же как ты, только Хмырь! - прошелестели сосны.
- Хмырь и Козёл! - выдал испуганный Враль.
- Ме-ме-ме, - проблеяла Коза очередную телегу.
- Щас переведу, - вздохнул червячок, - Враль, я давно поняла кто ты!
- Да, я Враль, а ты козёл, а это Хмырь, - сказал Враль.
- Вот только не надо больше обращаться ко мне как будто я мужского рода…, - перевёл червячок.
- А кто же ты, если не козёл?! - удивился Враль.
- А ты ещё не догадался? Я девушка Лохонутого…, - перевёл червячок.
- Что-то я не припомню у Лохонутого такой страшной девушки, - сказал Покемон.
- …только об этом никому! Тем более ему!!! - добавил червячок.
- Бедный чувак! Он даже и не знает, что у него есть тёлка, да и не тёлка вовсе, а реальная трёхногая коза, - выдал голос за кадром.
- А у меня есть Леснушка, только она пока ещё не знает, что она у меня есть, - и Враль почесал верхнее полушарие мозга своей верхней правой конечностью.
- Ме-ме,- выдала Коза.
- Вот, чёрт, - воскликнул червячок и тут же сделал перевод, - кому как… у меня сейчас спутник…, червячок помолчал и выдал собственный комментарий, - блин чё за бред она выдала?! Белены что ли переела?

15:34 

//////

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
Люцци устало огляделся…
Люцци устало огляделся вокруг:
- Под конец фильма у нашего костерка мало кого осталось! Друг Верлибра, не успев припереться, тут же сгинул к Чёртовой матери! А красотка Зола ещё даже и не приходила, а уже на дерьмо изошла! Ну, что ж, расскажу-ка я вам новую легенду.
Тусуют Эльф и ЭдЭльф на жопотрясе, где Балонь Львёнка по глазосверлению заменял и Брат Оно со своей тёлкой туда-сюда шнырял, и нарвались по лохонутости на сильно больного на голову с нереально завышенной самооценкой чувака со странным длинным именем Проза-Это-Рассуждение. И грузил он бедных эльфов целых полчаса на излюбленную тему «какой я, я, я!». Даже Друг Верлибра не такой выпендрёжник, а Проза-Это-Рассуждение сам по себе страшный, как вся жизнь Козы, да походу тупой, как местный Шпион.
- У меня дважды было сотрясение мозгов, - выдал Проза-Это-Рассуждение.
- Да, видно третьего тебе не миновать, вот только мозгов как не было, так и нет! - выдали за кадром.
- И Замути Концерт-то я знаю, и Балоня-то я знаю, и Кобеля-то я тоже знаю…, - выдал Проза.
- И всех-то ты знаешь! - воскликнули за кадром.
Единственный плюс Прозы был в том, что это, наверное, один из немногих, кто не обсерал Львёнка. А то и Балонь-то его поливает, и Шпион-то его поливает…
Да, у Козы наметился сдвиг в личной жизни в виде некоего Дениса. Вот уж Друг Верлибра облажается! Так хотел с Козой замутить, а тут нате – облом!

15:31 

///

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
Глава 8.
Сегодня за мной явилась золотая колесница, запряжённая тройкой крылатых единорогов под управлением моего верного телохранителя Айшма-Дэва. Мимо пробежало несколько помощников ведьм с мягкими пушистыми лапками – зайцы, а я оказалась в своей комнате в храме Всех Чертей Ада. Откуда-то взялась Атаргатис и Призрачные Сёстры, последние стали наряжать меня, а затем подвели к зеркалу: на мне была белоснежная туника, расшитая золотом и серебром, а в волосы вплетены несколько жемчужных нитей. Я и Атаргатис вышли из храма и сели в колесницу. Айшма-Дэв стеганул единорогов и те взмыли в небо, а через несколько минут мы приземлились на место сбора последнего шабаша - Равнина Вечности. Всюду виднелись костры. Нас встретили слуги Дьявола. Посреди Равнины располагался жертвенный стол. Сюда прибыли все, кого только можно представить: Вельзевул, Сатана, Луиза, Дьявол собственной персоной, Сандер в древнегреческом наряде, Мефистофель, Юрином, призраки, демоны, бесы, Ронве, Хапхан, кобылообразный Оробас, Абраках и Флауро, Башал, Буэр и Ваал, всевозможные колдуны и ведьмы, Шайтан, русалки, домовые, лешии, водяные, кикиморы и молчаливые шпионы ведьм – пауки, оборотни, хамелионы, вампирнаусы, Ночные Всадницы, вампиры и Древние духи, кошки, змеи и хриплогласые вестники – чёрные вороны, вурдалаки и многие-многие другие адские создания.
- Теперь ты одна из нас! - торжественно провозгласил Дьявол, - поэтому у тебя будет свой Сад Колдуньи!
- Сад Колдуньи, а чё это? - спросила я.
- У каждой ведьмы имеется свои сад, где урожай собирают при свете луны. Кровавые ягоды Тиса, Аконит, Паслен, Дурман, Белена, Болиголов, Мандрагора и многое другое.
На жертвенно столе появилось какое-то существо, бешено визжащее.
- Кто это? - спросила я у Люцци, - какой-то провинившийся дух или ведьма?
- Мы своих в жертву не приносим. Это свинья. Каждый Шестой День Великого Шабаша в жертву Адской Троице, то есть мне, Дьяволу и Мефистофелю, приносят свинью. А так как ты теперь с нами, то эта свинья для тебя и Дьявола. Пошли, подойдём поближе!
Я думала, что мне не понравится, но ошиблась. Это было реально зрелище! Айшма-Дэв, взяв Артам и начертив им в воздухе звезду, проделал то же самое, но только уже на коже свиньи. Кровь брызнула во все стороны. Люцци набрал полную чашу и подал её мне.
- Ты должна это выпить, - сказал Дьявол.
Я поморщилась и сделала несколько глотков.
- До дна! - сказал Диа.
- До дна, так до дна! - и я допила кровавый свиной сок.
Ко мне подошла Сатана, неся в руках какой-то странный предмет:
- Прими в дар, о, Ведьма, эту «Книгу Могущественных». По ней учились самые известные колдуны и ведьмы!
Страницы книги были из кожи Калигулы и Ксеркса, а буквы были написаны чистейшим золотом. Через костры стали прыгать ведьмы, черти и русалки. Люцци преподнёс мне подарки от всех жителей своей страны: филин, две статуи чёрных кошек, несколько лягушек и с десяток змей и ящериц, гороховый стручок с девятью горошинами, и лично от себя – маленькую книжечку с датами самых главных шабашей, которые мне предстоит посетить. Ближайщим был 5 туэсс монна Льёэфас-Цифем, день Рождения моего папашки.
- Жаль, что скоро это всё закончится и я вновь окажусь в 1999 году! - сказала я, подойдя к Айшма-Дэву.
- Не расстраивайся, Принцесса, возможно Именины твоего папочки тоже будут проходить в 357 году, - попытался успокоить меня Айшма-Дэв.
Мне так хотелось, чтобы эта ночь затянулась ещё на пару часов, но мой недорезанный грамафонный петух как всегда всё испортил.
Я осталась со слугами Дьявола и Люццифером.
- В 5 туэсс монна Льёэфас-Цифем пройдёт твоё сожжение. Не бойся, ты ничего не почувствуешь. Ладно, я и так сказал лишнее, нам пора, скоро встретимся! - воскликнул Люцци, и вся четвёрка растворилась в воздухе.
Я осталась одна. На небе серпик луны, дом Галкиных и всё остальное на своих законных местах.
- Неужели, это был только сон?! Прекрасный сон! - воскликнула я.
Сквозь тишину прорезалось бульканье:
- Встретимся на Шабаше!
- Нет, это не сон, - сказала я и пошла спать. На столе в банке попискивали два маленьких сиулиуса и где-то завывал Сумундрик Ужасный.
«Значит, это не сон», - пронеслось у меня в голове, и, сладко зевнув, я уснула…
09.05.99. – 27.09.00. – 29.05.07.»

15:31 

//

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
Глава 7.
Я стояла на берегу Призрачного озера и на меня летело нечто: помесь французской болонки и белки с крыльями на спине. Уши кисточками, хвостик беличий, рыжая шерсть и белые крылья.
- Это очень редкая порода вампиров. Помесь белки и собаки-крылатки, - объяснила Черни, стоявшая рядом со мной. - Сумундрик Ужасный. Подарок от меня, Мефи и…
- Дай-ка угадаю! - перебила я, - Сандер?
- Нет, мать Луиза.
- Ой, спасибочки! - воскликнула я и повисла на шее у Кошки.
- Он хороший сторож, питается кровью животных, но больше всего любит барашков и бычков.
С неба упал какой-то комочек, за ним второй, третий… Нечто круглое, кроваво-красное и пушистое пискнуло и покатилось по дорожке к озеру.
- А это что за чудики?
- Тише! - испугалась Кошка, - они могут обидеться! Это Сиулиусы. Живут в реке Смерти, в Озере Печали и здесь, в Призрачном.
- Они по типу водяных?
- Почти, но скорее всего они своеобразные кровяные тельца реки Смерти и других водоёмов.
- А чем они питаются?
- Комарами и всякими мошками. Если хочешь, то можешь взять парочку с собой. Они живут в Воде Жизни, но иногда выходят на поверхность, чтобы полетать. Воду будешь менять не чаще раза в месяц.
Сиулиус легко помещался у меня на ладони. Я взяла парочку существ и положила их в металлическую банку, любезно предоставленную Черниной, и почти до верху наполненную Водой Жизни. Сиулиусы прикольно попискивали.
- И где только их всех Диа берёт?! - удивилась я.
- Ну, это же Ад! - воскликнул, подошедший к нам, Дьявол. - И вообще, сегодня не стоит ничему удивляться. Ночь Сюрпризов или попросту Пятый День шабаша. Даже если ты встретишь Маргариту Новарскую, Боба Марли или кого-то в этом роде, не удивляйся.
- А я их встречу?
- Возможно, - уклончиво ответил Диа и, взяв меня за руку, куда-то потащил.
Обойдя Призрачное озеро, мы оказались на пороге храма Всех Чертей Ада.
- Пошлите скорее, бал вот-вот должен начаться! - позвал нас Вельзевул, стоявший при входе, - Уже давно все в сборе, а вы куда-то запропастилась!
Мы прошли в зал и оказались в гуще разношёрстной толпы. Где-то из глубины доносилось пение вчерашнего хора мертвецов, под сопровождение самопального сатанинского оркестра, а в самом центре разместилась вполне живая группа музыкантов металликанского розлива. Каким Дьяволом их сюда занесло, известно лишь Мефи. На балу действительно были королева Марго и Боб Марли, а также Калигула, Нерон, Юлий Цезарь и кто-то ещё из персов, времён Македонского. Заиграла «Nothing else matters» - ведущий вокал Амдусциас. Видно чуваку захотелось в кой-то веки с профессионалами спеть! Я танцевала то с вампирами, то с братцами, то с Люцци. Откуда-то приковыляла Луиза в ослепительном наряде «Ведьма с барахолки» - малиновое бальное платье, тёмно-бардовые ногти, а точнее, когти, и чёрные сапожки из кожи какого-то негра. Астарот на сей раз была одета в золотую тунику, правда, периодически принимала вид одного из своих многочисленных образов. Лужа выглядел на целый океан, а Фадэйл был во всём чёрном. Вдруг зазвучал знакомый мотивчик, и я от неожиданности чуть было не взлетела в воздух. Ни с того ни с сего Хэтфилд запел на чистейшем русском языке:
- Я пытался, как все, просто жить и мечтать.
И хотел, я как все, тёмной ночью не спать,
Не хотел «волком» быть не похожим на всех,
Грезил я с тобой быть или забыть насовсем…
- А чё это он вдруг мою песню затянул?! - удивилась я.
- Ночь Сюрпризов, вот и запел, - ответил Люцци.
- Вы бы ещё Хэмметта её спеть заставили!
- Запросто, - сказал Люцци.
Я не успела ответить и, теперь уже точно взлетела в воздух. Послышался странный звук, а затем Хэмметт подхватил припев:
- И вновь я умираю, так суждено.
Я не знаю, да и теперь всё равно,
Что там за огненной дверью? За той Адской стеной?
Нет в жизни бессмертья! Не уходи! Побудь со мной…
- Заткнёт его кто-нибудь или нет?!?!
Амдусциас затянул:
- Кружатся пары в странном танце…
Неизвестно каким Чёртом, но получилось так, что я пустила молнию в Хэмметта, но её перехватил Люццифер:
- Лёлька, а можно по спокойнее реагировать?
- Диа, что это было? - спросила я, подлетев к своему братцу, сидящему на львиноподобном золотом троне.
- Последствия обращения в реке Смерти, - ответил Дьявол, - когда ты злишься, то вполне можешь метнуть молнию, хотя, и нормальном расположении духа тоже можешь метнуть. Только, пожалуйста, не в этого парня, он и так какой-то слишком нервный. Еле приволокли на шабаш, он-то бедняга думает, что всего лишь спит!
- А по подробнее можно?
- Очень просто, когда ты прошла обращение, то тебе, как моей сестре, перешла сила Тьмы и Зла. Стоит тебя довести, как это сделал гитарист, и ты вполне можешь пустить молнию. Также ты можешь просто вытянуть перед собой левую руку и без всяких трудностей выпустить что-то по типу молнии или электрической волны, - объяснил Диа, - можешь попробовать, только не на бедном музыканте!
- Да что вы все так за него трясётесь!
- Нам его ещё на родину возвращать надо, а если он будет без руки или ноги, то возникнут подозрения и, сразу станет ясно, что он вовсе и не спал, - пояснил Диа.
Я вытянула левую руку и направила разряд в воздух.
- Получилось! Клёво! Диа, а мне больше никакой силы не передалось по наследству?
- Есть кой что, но об этом потом. Да и разве тебе мало того, что пока есть? - удивился Дьявол.
Но ответа он так и не получил, потому что я полетела осваивать пускание молний на всём, что попадётся на моём пути. Внезапно послышалось петушиное пение и моё учение по пусканию электрических волн пришлось перенести.

15:30 

//

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
- Волкообразный Злобень, собака Вельзевула, - ответил братец.
Дождь усилился, оркестр заиграл какую-то грустную мелодию, а солирующий Фредди заткнулся.
- Я вижу, как рассвет нас уходить призывает.
Нет, не вернёшь назад эту волшебную ночь.
Тёплая кровь из груди струйкой вытекает,
Ты, умирая, подарил мне сладостный миг вновь, - пела Смерть, собирая разбросанные кости.
А спустя пару минут, запел петух.

15:30 

///

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
- А вы в курсах, что…, - я не договорила.
- В курсах, в курсах, Лёля! - сказал Диа, - Знаю, ты не войдёшь даже по колено в реку, но отбрось все свои мысли и чувства и спокойно иди в воду.
Не знаю, как, но я всё же зашла в реку по пояс. С другого берега ко мне подошёл Айшма-Дэв и, зачерпнув рукой кровь, начал выводить пятиконечную звезду.
- Повторяй за мной все мои движения и слова, - сказал демон.
Я и Айшма-Дэв медленно подняли кверху руки.
- Река Смерти, отпусти меня! Вода Жизни, пролейся на меня кровавым дождём! Река Смерти, отпусти меня! - повторяла я слова заклятья.
Вскоре я заметила, как начала медленно подниматься над рекой. Когда пальцы моих ног уже не касались кровавой глади, на небе образовалась бардовая тучка. На меня начали капать, сначала редко, потом всё чаще и чаще, крупные капли кровавого дождя.
- Подставь лицо, пусть омоет его Вода Жизни, - услышала я над своим ухом голос Юринома и повиновалась.
Моя белоснежная туника стала кроваво-красного цвета, а на голове возник взрыв на макаронной фабрике. Дождь закончился, и я полетела за Айшма-Дэвом. Спустившись на землю, я подошла к Диа и Второй Троице его подчинённых. Фадэйл только что пригрохнул какого-то бычка. Черни подала мне золотую чашу, наполненную красным вином.
- Но я не пью вино, - сказала я, отодвигая чашу.
- А это и не вино, - ответил Диа, - это кровь, Вода Жизни, пей!
Пришлось выпить.
- Торжество продолжается! - крикнула Кошка, а остальные повторили её слова.
В центре холма вновь горел костёр, где уже бесновались собравшиеся.
- Черни, а нельзя ли смыть с меня кровь? - поинтересовалась я.
- А зачем? - вопросом на мой вопрос ответила Кошка.
- Вообще-то ты должна двенадцать часов находиться в таком одеянии, - сказал Фадэйл, - не понимаю, чем тебе кровь не нравится?!
От ответа меня спас крик петуха.

Глава 6.
Я стояла на холме и смотрела, как черти сооружают будущий жертвенный костёр.
- Кого-то жечь будут? - спросила я у проходившей мимо Моримо.
- Какого-то китайского политика, - ответила дева.
Слева от меня играл адский самопальный оркестр, аккомпанирующий сборному хору местных музыкальных трупов: Джим Морриссон, Дженис Джоплин, Хендрикс, Элвис Пресли, Линда Маккартни, Клифф Бертон, Кит Мун, Фрэнк Синатра, Бон Скотт, Джерри Гарсиа, Луи Армстронг и кто-то ещё. В середине солировал дух Меркьюри.
- И где вы их откопали? - спросила я, рассматривая разношёрстную толпу.
- В Аду, - ответила Моримо.
В этот момент черти установили посреди костра деревянный столб, а несколько козлосвинов притащили какого-то упирающегося старика, и привязав его верёвкой к столбу, подожгли дрова.
- Гори Адским пламенем, Мао Дзедун! - стоя в самом центре холма, громовым голосом провозгласил Дьявол.
Под вытьё адских созданий, пламя медленно поглощало дрова, щепки и солому.
- Диа, - подошла я к своему братцу, - но ведь Мао Дзедун помёр, чёрт знает когда!
- Ничего подобного, Лёля! Ваши спецслужбы всё напутали. До сего момента он был жив здоров, просто очень хорошо скрывался, - ответил Диа и, помолчав, добавил, - и на будущее, когда совершенно случайно умирает какой-нибудь человек, то это просто мы сжигаем его на жертвенном костре. Иногда такое происходит вполне спонтанно, а иногда, как например, сейчас – выборочно!
- А с чем связан сей странный ритуал? - поинтересовалась я.
- Ничего странного, просто дань прошлому. Сколько людей погибло ни за что во времена инквизиций! Убивали ради наживы, порой уничтожая целые деревни. Смерть, таких как Мао, очищает мир от человеческой грязи.
А тем временем, адское пламя подобралось к ногам Мао Дзедуна и холм огласил, холодящий душу, человеческий вопль. Справа от костра появился Мефистофель, несущий в руке что-то металлическое и блестящее.
- Нам нужна свежая кровь!!! - завыли адские создания, - Мы хотим свежей крови!!!
Дьявол жестом приказал всем замолчать, а Мефистофель, крутанув своё странное оружие, кинул его в Мао Дзедуна. Послышался последний предсмертный вопль ужаса и во все стороны брызнула кровь. К нашим с Диа ногам упала, расколотая надвое, голова старого китайца. Ночные Прачки и Древние духи-вампиры под предводительством Ламагры дружно бросились к костру, повалили столб и стали разрывать клыками и когтями останки китайского политика. Неизвестно откуда взявшиеся тучи, разродились кровавым ливнем. И вот от костра остались лишь угли и какой-то
странный зверёк, напоминающий очень толстого волчонка, с довольным урчанием грыз тазобедренную кость, когда-то принадлежавшую старому китайцу.
- Кто это? - спросила я у Диа.

15:29 

//

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
- Что он делает? - шёпотом спросила я.
- Очищение. Каждый год на великий шабаш Дьявол совершает самосожжение, - так же шёпотом ответил Люцци.
Толпа закружилась в бешеном танце, увлекая нас за собой. Вой Ночных Прачек усилился, а к солирующему Амдусциасу присоединилось трио голов Ваала. Передо мной то появлялись, то исчезали всё новые и новые лица. От этой адской карусели у меня закружилась голова, и если бы Сандер вовремя не подхватил меня, то я точно была бы растоптана множеством ног. Люцци взлетел над беснующимися, держа меня на руках.
- Отсюда вид намного лучше и безопаснее, - сказал Сандер, - правда, вскоре, мне придётся покинуть тебя. Но, я думаю, за тобой есть кому присмотреть, - чёрт улыбнулся.
А я, проследив за его взглядом, увидела отделившегося от адской толпы Айшма-Дэва. Через какое-то время я перекочевала на руки к Айшма-Дэву.
- Ну, что, Дохлик! Будем лицезреть сиё действо сверху? - спросил демон.
Тем временем ног Диа коснулись языки пламени и стали подниматься всё выше и выше, пока не достигли его улыбающегося лица. На мгновенье всё стихло, а Дьявол растворился в адском огненном пламени.
- О, истинная сила Тьмы и Зла! Яви нам демона Зла и Смерти! Яви на демона Зла и Смерти в его истинном обличии, - орали адские создания.
Из пламени, подняв руки кверху, похожий на пятиконечную звезду и излучающий яркий свет, всё в том же чёрном балахоне, появился Диа.
- Восстал из огня! Восстал из огня демон Зла и Смерти! - доносилось со всех сторон.
Дьявол, ярко вспыхнув превратился в солнечный диск. Поднявшись к звёздам, огненный шар наравне с луной озарил ночное небо. Постоянно увеличиваясь в размерах и при этом очень ярко сияя, солнечный диск как бы обхватывал всех присутствующих на холме. Внезапно Люццифер скинул свой чёрный плащ и мгновенно трансформировался, став огромным львом. Солнечный диск опустился немного пониже и, лев прыгнул в центр огненного шара, полностью растворившись в нём. Беснующиеся расступились, пропуская Астарот, восседавшую на чёрном жеребце. На этот раз лук и кочан со стрелами отсутствовали. Она запела чистым тонким голосом:
- В одной руке держу я цианит,
В другой – бокал вина.
Для тебя моё сердце лишь гранит,
Часть прошедшего дня.
Демоническая жизнь просто миг –
Блик стального огня.
И в тишине растворится крик,
Ты не спасёшь меня!
Мой голос чужд и так далёк
От жизни. Это смерти зов.
Я ухожу, лишь для тебя
Пусть сохранит следы песок.
Лучом звезды в твой дом проникаю,
Моя стихия – ночь.
Ангел Смерти тебя охраняет,
Всех отгоняя прочь…
- О ком она поёт? - спросила я у Айшма-Дэва.
- Люццифер отверг её в Светлые Времена. Теперь это лишь часть ритуала, - объяснил демон.
В этот момент проорал мой недорезанный петушиный суп…

Глава 5.
Я стояла в костюме Евы по середине одной из многочисленных комнат храма Всех Чертей Ада. Вокруг меня сновали туда-сюда Призрачные Сёстры. Одна из них принесла мне белоснежную тунику и махровое полотенце. Откуда-то появилась Чернина, взяла меня за руку и повела в доисторическую ванну. Я встала под подобие душа и на меня полилась голубоватая вода, затем её сменила маслянистая ароматная жидкость.
- Это розовая вода, - пояснила одна из Призрачных Сестёр и протянула мне полотенце.
Вытершись, я облачилась в тунику. Вернувшись в комнату, я увидела Айшма-Дэва. Я, Кошка и демон вышли из здания, затем Айшма-Дэв взял меня за руку, а его голубой плащ превратился в крылья, оторвавшись от земли и пролетев над Поросячьим холмом, мы оказались на берегу огромной реки. Уж не знаю, была ли это человеческая кровь или какая другая, но фишка в том, что вместо воды в реке плескалась кроваво-красная жидкость. К нам подошёл Дьявол в окружении каких-то сатанинских отродий.
- Это река Смерти, - сказал Диа, - когда где-нибудь происходит война, то река выходит из берегов. Во время Второй Мировой река разлилась почти до Поросячьего холма.
- А кто это там плавает? - спросила я, махнув рукой в сторону реки.
- Ксипе-Тотек, демон мексиканского розлива, - сказала серая лошадь, - а я, Кепли, демон шотландского производства, - и, что-то проржав, устремился к реке. За ним следом рванул чёрный жеребец, увлекая за собой жуткую паучиху, чувака с очень знакомым лицом и какое-то плоское создание с очками на плоской роже.
- Что это было? - спросила я у Дьявола.
- Ёрлик, Тиамат, Сэн-Жермен и Впечатлительный чел, - ответил братец, - а эта парочка – Смерть и Полусмерть. А вот Ум и Заразум.
Вы когда-нибудь видели расплющенные человеческие мозги, держащиеся за руки?! Вот это были именно мозги! Откуда-то раздался грубый мужской голос:
- Разливались реки, наполняясь кровью,
После каждой человеческой войны,
И людские раны, отдаваясь болью
В сердце Люццифера, став центром земли…
К нам подошло нечто, то ли мужик, то ли баба. Если чувак, то с огромным бюстом, Памела Андерсен отдыхает, а если тёлка – то очень страшная. В кошмарном сне увидишь, тут же хлопнешь ластами!
- Я Феогет, - представилось нечто, - дочь Айшма-Дэва.
К нам приближался некто в вавилонском одеянии, от каждого его движения исходил пар, а сам он светился золотом.
- Это твой дедушка Нергаль, - сказал Диа.
Рядом с Нергаль шла стройная красивая девушка в лёгком белом сарафанчике с перламутровыми раковинами. В её чёрных волосах поблёскивали миниатюрные прозрачные графинчики, видимо наполненные водой.
- А это видимо моя бабуля Деркето? - спросила я, - больно молодо она выглядит!
- Родниковая вода и постоянные оргии, вот секрет моей молодости, - звонким голосом ответила бабушка.
Нечто жуткое, не поддающееся описанию, пролетело мимо, обдав меня смертельным холодом и прошептав: «Здравствуй, дочь!», устремилось на другой берег реки.
- Араллу?! - удивилась я.
Диа согласно кивнул.
К нам приближалась жуткая старуха, одетая в какие-то лохмотья. Косматые седые волосы висели клоками, хоть дреды валяй!
- Это Луиза, - сказал Дьявол.
Мефистофель вёл за руку какую-то миловидную особу и, подойдя к нам, сказал:
- Приветствую тебя, сестра! Познакомься, это твоя астральная мать Сатана!
Последними подошли Вельзевул и какая-то дева в серебристом одеянии, сплошняком расшитым звёздами. В её серебристых волосах запутались звёзды, полумесяцы и жемчужные капельки.
- Я Атаргатис, - представилась дева.
Нечисть столпилась вокруг меня и Диа.
- Ну, что ж, раз все в сборе, можно начинать ритуал обращения, - сказал Вельзевул и уже обращаясь ко мне, добавил, - ты заходишь в реку по пояс…

15:29 

//

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
Глава 4.
Вечером, в районе восьми часов, я села на метлу и полетела на Поросячий холм, где уже собрались почти все жители Ада. Помимо вчерашних, прибыли ещё несколько не совсем опознанных адских созданий. Приземлившись между Диа и Кали Ма, я принялась рассматривать разношёрстную публику.
- А где же Мефи и Вельзевул, Сатана, Луиза? Где все остальные? - спросила я у Диа.
- Всем своё время. Они появятся на твоём обращении. Все, кого ты перечислила, придут на Третий День, - ответил чёрт. В этот момент, чёрте откуда взявшиеся, две вполне человеческие руки аккуратно расправили складки Дьявольского плаща. Неизвестно откуда в левой руке появилась расчёска и, лапка принялась бережно причёсывать гриву чёрных вьющихся волос, а правая попутно счищала несуществующие пылинки с чёрной шёлковой рубашки Диа.
- Э-э-э-это чё? - заикаясь, спросила я.
- Ленивые Ручки работают на Дьявола, - объяснила Кали Ма.
- А…, - удивлённо протянула я.
На меня надвигался… кто угодно, но точно не таракан! Блондинка, тело которой покрывала серебристая дымка, а в волосах мерцали бриллианты.
- Ревилль, готтонтотовская Луна, - представилась дева.
- Сколько же здесь Лун! - удивлённо воскликнула я.
- У каждого народа своя Луна, - сказала Кали, попутно кивнув кому-то, - а это Циватаэо…
- Она тоже Луна? - спросила я, рассматривая новоприбывшую, - не намного они отличаются… разве что, цветом волос.
Мимо меня прошёл скелет, толкающий перед собой скрипучую тачку, которую переполняли серые создания. Я вопросительно уставилась на Кали.
- Это Анку, дух смерти.
- А чё в тачке-то?
- Души недавно умерших французов, - ответила Кали.
- Это чё, опять у каждого народа свои духи? Свои луны и т.д… ой, Чернина! - воскликнула я и, опустившись на корточки, стала гладить чёрную кошку.
- Вообще-то, это Дирг-Дюё, - промурлыкали слева от меня, - отпусти её и она примет вполне человеческий вид.
Я отошла от кошкообразного создания, а Дирг-Дюё, встав на задние лапы, вытянулась до нереальных кошачьих размеров и… стала жутко страшной старухой в чёрном плаще.
- Мда, - выдала я, - а с виду такая красивая кошка!..
Стая огромных чёрных летучих мышей пронеслась по небу и, приземлившись, растворилась в адской толпе.
- Чё это было? - спросила я.
- Древние духи-вампиры, - проскрипела Дирг-Дюё находясь всё ещё в жутком виде старухи, - впереди вампирский бог…
- Люццифер, вроде, не так выглядит, - перебила я.
- Лёлька, вот влезаешь не вовремя, а ведь Дирг-Дюё тоже вампир, возьмёт да и порешит тебя, - засмеялась Кошка.
- Мы своих не трогаем, - проскрипела в ответ старуха, - впереди был Ламагра. Люццифер управляет страной, а Ламагра стоит ступенью ниже. Затем Иёмуттукку, Екимму, Утукку, Аккару, Уггаэ, Алал, Идимму, Кашшапту, Гидим-Хул, Гигим-Хул, Лаларту, Лалассу, а в конце каким-то чёртом примостился Поддувало.
- Это ты вампиров щас перечисляла, да? Уггаэ, Алал и т.д., - спросила я.
- А кого же ещё?! Дьявол тебя не предупредил что ли? Он что совсем ничего не сказал о том, кто будет? - удивилась Дирг-Дюё уже в образе кошки.
- Нет… я вообще впервые на недельном шабаше, - ответила я.
По небу пролетело нечто крылатое змееобразное с головой собаки и, что-то злобно прорычав, присоединилось к адской массе внизу холма.
- Зотз, - пояснила старуха, вновь сменившая образ.
- О, ещё леший! - я уставилась на небольшое существо с голой красно-зелёной кожей и с четырьмя присосками вместо рук и ног.
- Это не леший, а Яра Ма, - поправила Дирг-Дюё, - остались трое. И можно начинать праздник. Эти вечно опаздывают!
- Пока до вас доберёшься да сообразишь, какой вьярнэ нынче Дьяволу понадобился, столько времени пройдёт! Потому и опаздываю, - сказал полуразложившийся труп какого-то китайца, - Великая Гостья, прости мне мой не свежий вид! Очень торопился и, поэтому вселился в первый попавшийся труп. Но могу стать кроваво-красной розой или ещё чем-нибудь, - сказал труп. И к нашим ногам упала бардовая роза с неимоверно огромными шипами, - старуха, возьми меня в руку! Только будь осторожна, мои шипы чрезвычайно ядовиты.
Дирг-Дюё наклонилась и подняла странный цветок:
- Это был Ракшаас, бездельник и шалопай!
К нам подходил ассирийский воин с серебряным копьём в левой руке, сквозь его череп проросли витые козлиные рога, а за ним семенила девушка в леопардовой шкуре.
- Марсамек и Моримо, - сказала старуха, - теперь все в сборе. Прошу, Великая Гостья, пойдём к костру!
Мы спустились к адским созданьям под сопровождение жуткого завывания Ночных Прачек с солирующим Амдусциасом. Над адской толпой в небесах появилась бесформенная верблюжья голова. Существа расступились, образовав круг, в центре которого пылал огромный костёр. Ко мне подошёл Сандер и, обняв меня за плечи, закрыл своим бездонным чёрным плащём. Верблюжья голова трансформировалась в Диа, облачённого в какой-то длинный чёрный балахон, больше напоминающий монашескую рясу. Диа стал медленно опускаться с небес, явно планируя скрыться в самом центре костра.

15:28 

//

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
Глава 3.
Бовами взяла меня за руку и подвела поближе к костру, через который уже прыгали одноногие кикиморы, козлосвинки и ведьмы.
- Это чё, если Алекс совершил самосожжение, то и я что ли должна? - спросила я у Бовами, которая явно собиралась сделать из меня как минимум запечённую человечину, - а мне обязательно запекаться в одежде?
- А с чего ты взяла, что тебя будут жарить? - удивилась, неизвестно откуда взявшаяся, Чернина.
- А! Значит, меня варить будут! - воскликнула я.
- Да никто ничего с тобой делать не собирается! Просто в Первый День полагается пройти очищение огнём, - объяснила Кошка.
- Или, попросту говоря, перепрыгнуть, - добавила Бовами.
- Но… я не умею! И вообще, я огня боюсь, - сказала я, - а вдруг я волосы опалю или, вообще, промахнусь и в сам костёр упаду?
- Да ничего с тобой не случится, это же Ад! - воскликнул Амдусциас, ошивавшийся поблизости.
- А я одна прыгать буду или с кем-то? - спросила я.
- А ты с кем-то хочешь? - удивилась Бовами.
- С очень древним чёртом, с ним и только с ним! - выдала я, попутно выискивая в толпе беснующихся Айшма-Дэва.
- Кого?! Какого чёрта? - не поняла Черни.
- Великая Гостья имеет в виду меня, - отозвался высокий брюнет в голубом плаще, - что ж, правила Первого Дня не запрещают парные перелёты, - сказал демон и, взяв меня за руку, легко оттолкнулся от земли и перелетел через костёр. В момент полёта, его голубой плащ расправился, превратившись в светло-голубые крылья. Мы приземлились на другой стороне костра.
- Спасибо, если бы не ты, мне действительно пришлось бы прыгать, а я ещё ни разу не прыгала через костёр! - сказала я.
- Рад стараться, Великая Гостья! - улыбнулся Айшма-Дэв.
К нам подошёл Диа в окружении чёрте кого: то ли у деревьев выросли ноги и болота выползли на сушу, то ли это был групповой глюк! Пока я пыталась понять, кто есть кто, Айшма-Дэв передал меня с рук на руки моему братцу.
- По человеческому календарю идёт четвёртый век, а точнее 357 год, а по обычному – 1.915.865 вьярнэ. Так что, не удивляйся, если мимо тебя пробежит племя гуннов, - сказал Дьявол, - приветствую тебя, сестрёнка!
- Солнцеликий! - с этими словами я повисла на шее у брата, - а чё ты не предупредил, что мне придётся прыгать через огонь?! Благо, Айшма-Дэв был рядом.
- Снова отлыниваешь от шабаша! - засмеялся Диа, - то тебе книжки подавай, то чёрта старого!
- Что у тя за свита такая странная! - я поспешила перевести разговор на более привлекательную для меня на данный момент тему и указала рукой на кучу малу водно-древесного производства.
- Водяные и лешие, основной косяк, - вместо Диа ответила Кошка.
- То есть, как основной косяк? Их чё, много что ли? - не поняла я.
- Лёлька, это типа губернаторы своеобразных водно-лесных областей, - пояснила Кошка.
- Ууу! - выдала я.
В этот момент к нам вплотную подошли три водных губернатора и поочерёдно представились:
- Болотник…
- Прудовик…
- Морская Трясина…
- А чё, в море трясина бывает? - удивилась я, - если бы я спала, это был бы глючный сон… ой! А это чё за аквариум с рыбками и на ножках?
- Я Речной, а не аквариум, - обиженно пробулькал Аквариум с рыбками, - а это Лужа.
- Не знаю, как там насчёт лужи, но помойкой от него несёт за три километра! - воскликнула я.
- Между прочим, - булькнула Помойка, - я один из Второй Троицы. Кошка, почему ты ничего не сказала про меня Великой Гостье?!
- А, так ты один из Диавской тусовки! Типа, Черни и Лужа, а кто третьим будет? - спросила я, - ты меня, чувак, извини! Просто от тебя так разит, что даже наша соседка по даче отдыхает! А она уж лет двадцать, как не моется!.. О, палка какая-то! - я схватила с земли сухую ветку.
- Я не палка, я Сучок! - выдала ветка, пытаясь освободиться от моих пальцев.
- Вай!!! Точно глючный сон! - вскрикнула я и пустила Сучок в свободный полёт, - а это что за пень? Или тоже леший?!
- Диадох я, а не пень, - сказал Пень, - а это Берёзовик…
- То что Берёзовик понятно, он на берёзу похож, а вот как ты понял, что он Берёзовик, а не Берёзовка? Вдруг это баба, а не чувак?
- Я не баба, моя баба дома, в роще осталась, - выдало обиженное дерево.
- Растёт гашиш в саду на грядке, в болоте плавает индюк… - выдала я, увидев куст марихуаны.
- Гашиш, ха-ха, это национальность, ха-ха-ха, а зовут меня, ха-ха, Зелёные Лапки, ха-ха-ха! - сказала Анаша.
- Воти блин! В Аду свой анашовый бог есть! А моня мне тебя ободрать, насушить и молочка сварить? - спросила я и потянулась к кусту марьиванны.
- А вот этого лучше не надо! - подпрыгнули Лапки, - ну, почему, куда бы я не пришло, всем меня ободрать охота? Ну, вот всем охота… охо-хо-хота всем… всем охо-хо-хо-хо-хо-ха-ха-ха-ха…, - куст повалился на землю и затрясся в конвульсиях.
- Щас пена изо рта пойдёт, - выдало большущее ветло, - я На Втором Дыхании…
Вскоре нас окружили все те, кто ошивался вокруг костра. Здесь были даже те вурдолаки, неподелившие что-то на кладбище, а один из новоприпёршихся вампов пил кровь из только что задущенной коровы.
- Не хочешь соку? Вкусный, солёный! - спросил вамп, оторвавшись от своей рогатой жертвы.
- После общенья с гашишовским богом, можно и крови бухнуть! Всё в жизни надо попробовать! – выдала я и припала губами к ранке, из которой текла соленеватая красная жидкость, ещё не успевшая остыть, - ничё, пить можно. Вот только пожрать бы не мешало, а то после гашиша вечно жрать охота!
Я встала и пошла в поисках более съедобного мяса, чем полуживая корова, и напоролась на братца.
- Диа, Диа, а где пожрать можно? - я теребила брата за рукав чёрной шёлковой рубашки, а Диа явно был чем-то увлечён.
- Шабаш закончится и поедим, - выдал Лужа.
- Лёлька, ну как тебе Фадэйл? - спросила Черни.
- Какой Фадэйл? - не поняла я.
- Вампир, соперник Люццифера…, - и, поймав мой недоумённый взгляд, пояснила, - ну, с коровой!
- А, чувак с дохлой коровой! Он кто вааще?
- Один из Второй Троицы, - сказала Кошка, - ну, так как он тебе?
- Не знаю, я его ещё не съела, а так вроде ничё, второй Диа, только посимпатичней немного. А куда все рванули? - я уставилась на кучу малу, образовавшую очередной круг в районе холма. В середине круга торчал какой-то, залитый кровью, чувак во всём чёрном, - это кто?
- Люццифер. Возрождение…, - тихонько сказала Кошка и, взяв меня за руку, потащила к остальным.
Чёртова масса бубнила что-то на своём дьявольском языке. Внезапный крик петуха остановил сатанинское действо. Люцци окружили Воины Ночи и, расправив крылья, мгновенно исчезли в неизвестности. Остальные создания Ада со скоростью мысли растаяли в воздухе, будто бы их и вовсе никогда не было! Со мной остались лишь вампир, Лужа, Черни и Диа. Дьявол тряхнул крыльями и те превратились в чёрный плащ, а за ними и Поросячий Холм обернулся соседской усадьбой. Кошка, став русалкой, дико мяукнула и, упав на землю, растворилась в траве. Вампир и Лужа, произнеся что-то, тут же последовали за ней. Диа взял меня за руку и повёл к моей даче, где всё ещё запевал петушиный суп.
- Я думаю, тебе надо хорошенько выспаться перед следующей ночью, - сказал чёрт, выпуская мою руку из своей.
- А чё, ещё не всё?! - удивилась я, - а в честь чего Люцци сожгли? Кошка говорит, «возрождение», а кто возродился-то?
- Сегодня был 24 туэсс монн Тэогэф, день Смерти Македонского…
- Понятно, - выдала я.
- А по календарю Нэосфэрат это шабаш Виарнэ, длится целую неделю. Здесь же произойдёт и твоё обращение, - объяснил Диа, - так что, иди спи!
- Не, я лучше сначала пожру. Шабаш хорошо, а пожрать ещё лучше…

15:28 

//

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
Глава 2.
Сижу на крыльце и неотрывно смотрю на светящиеся черепа. Из глубины леса выехала золотая колесница, запряжённая тройкой серебристых единорогов, и остановилась у моего дома. Тут же в колесницу запрыгнули, неизвестно откуда взявшиеся, два чертёнка и Тени Мёртвых. Неожиданно для самой себя, я свистнула (притом, что свистеть я вообще-то не умею!), и из неоткуда появилась метла. (В жизни на мётлах не летала!) Оседлав её, я взлетела выше своего домика, выше леса. Позади остались Призрачное Озеро и кладбище, где всё ещё грызутся вурдалаки…
Пролетев несколько километров, я приземлилась на Поросячий Холм. Интересно, откуда я знаю, что он Поросячий? В центре горит огромный костёр, а вокруг него прыгают одноногие кикиморы и Ночные Прачки с ввалившимися глазами. Нечто человекообразное с головой единорога, похоже что Амдусциас, завывает какую-то совершенно бездарную песню. Наверное, он прародитель попсы и какой-нибудь их покровитель. Скрестив по-турецки ноги, рядом с кострищем расположились черти и козлосвины. О чём-то шепчутся длинноволосые девушки-русалки. Маленькое толстое человекообразное, помноженное на паука, кошку и жабу, периодически исчезающее и вновь появляющееся созданье. Ну чем не Цербер?! Или у кого там три головы было? Это нечто завывало не менее ужасную песенку в три рта – кошачий, жабий, человечий – и каждая голова наровила перевыть другую.
- Кто в лес, кто по дрова! Месьё, вы кто? - спросила я у трёхголового созданья.
- Он Ваал! - сказала жабья башка.
- Нет, это он Ваал! - воскликнула кошачья морда.
- Да нет, мы все Ваал, - заявила человечья, - видишь корону на моей голове, я главная голова, а они так…
- Бывает…, - я поспешила ретироваться в поисках чего-либо менее странного и наткнулась на подобие Кали Ма. Негритянка, больше напоминающая статую из тёмного мрамора, совершенно нагая, не считая ожерелья из белых человеческих черепов и пояса из бахромы рук и ног всех человеческих цветов. В волосах запутались цветы лотоса.
- Великая Гостья! Ваал замучил Вас своим жутким пением? - спросила негритянка.
Я с удивлением уставилась на подобие Кали Ма.
- Я Бовами, сводная сестра Кали Ма, - ответила негритянка.
- Странно, я что-то не видела в «Браках…» ничего про сводную сестру Кали, - произнесла я.
- Сокращённый вариант? - спросила Бовами.
Я кивнула.
- Понятно, в нём только основные. Мы сёстры по отцу, Ламагра и Гидим-Хул мои родители, - объяснила Бовами.
- О, блин! А это чё за чудо Ада? - спросила я у Бовами про нечто глюкообразное.
К нам подходил маленький уродец с гадюкой в левой руке. Из его рта шло такое зловоние, что любая помойка вместе с навозной кучей розами покажутся. Уродца нереально колбасило! Он то становился уродцем, то в миг оборачивался странным драконом, передвигаясь на зелёном хвосте, спереди были две короткие жёлтые лапки, огромное толстое жёлтое брюхо волочилось по земле; коричневая спина, сплошь покрытая острыми иглами и щетиной, толщиной с палец, после дракона он становился человеком с ослиной головой. (Видимо, в Египте долго жил!) И самый последний его образ – обнажённая девушка верхом на чёрном жеребце и с ветвистыми рогами на милой головке, держащая в одной руке колчан со стрелами, а в другой – лук. Именно в таком виде она и подъехала к нам.
- Астарот, - сказала мадмуазель, - приветствую тебя, Великая Гостья!
- Ммм… Вот значит, как ты выглядишь, - сказала я, - а вот этот представитель Ада мне определённо нравится.
Я уставилась на высокого брюнета с тонкими чертами лица в голубом плаще, в волосах которого сверкали миниатюрные месяцы и звёзды.
- Это Айшма-Дэв, - пояснила Бовами.
- Для очень древнего чёрта он превосходно выглядит! - заулыбалась я, продолжая внаглую рассматривать Айшма-Дэва.
- Приветствую тебя, Великая Гостья! - произнёс Айшма-дэв и направился к костру.
Новые лица продолжали прибывать. К нам приближалась смесь бульдога с носорогом, а точнее кобыла на восьми ногах с головой льва. Эта смесь тоже периодически меняла свой вид и становилась туманной фигурой воина времён Средневековья.
- Буэр, - пояснила Бовами, - мой сын от Амдусциаса. Ночные Прачки его родные сёстры.
- А Амдусциас тогда чей брат? - спросила я.
- Луиза, Ваал и Амдусциас кровная родня, - ответила Бовами.
- Приветствую тебя, Великая Гостья! - сказал Буэр в образе лошади-льва.
- А это что за радуга? - спросила я у Бовами и указала на шарообразное создание, светившееся разными цветами.
- Тсуйгоаб, Утренняя Зоря. Мать Ума и Заразума, - ответила негритянка.
- А папаша кто?
- Ваал, - сказала Бовами.
- А этих я знаю! Утиксо и Хейтси-Эйбиб, - сказала я про новоприбывших.
- Пора и нам подойти к кострищу, - сказала Бовами и, взяв меня за руку, повела на холм.
У костра по кругу собрались все духи, привидения, черти, демоны и чьи-то боги. С небес спустилась огромная бесформенная голова верблюда и остановилась в трёх метрах от костра. Вся нечисть, взявшись за верхние конечности, образовала хоровод и в странном танце двинулась против часовой стрелки вокруг костра. Каким-то Чёртом, я и Бовами оказались в этом странном хороводе. Спустя какое-то время, странный сатанинский танец закончился. В нескольких метрах слева от меня толпа расступилась, пропуская вперёд какого-то человека.
- Македонский?! - воскликнула я от неожиданности.
Это действительно был Македонский, облачённый в персидские тряпки времён пребывания в Вавилоне. Немного уставший, чуть склонив голову к левому плечу, Искандер Великий молча шёл через толпу.
Странно, но на меня никто не обратил внимания, а Александр III прошёл прямо к огню, вошёл в него и скрылся в пламени. Из неоткуда у ног беснующихся возникли старинные папирусные свитки и книги в чёрных бархатных переплётах. По примеру Бовами и всех остальных, я наклонилась, подняла несколько свитков и стала кидать их в костёр. Пламя мгновенно пожирало древний папирус и книги. Искры разлетались в разные стороны. Костёр увеличился вдвое, а верблюжья голова растворилась в воздухе. Нечисть вновь двинулась против часовой стрелки, и на этот раз не пританцовывая, а просто что-то нашёптывая. Я попыталась понять, что именно они произносят, но мне помешал непонятный шум, доносившийся со всех сторон. Подняв голову, я увидела стаи летучих мышей, тёмных крылатых эльфов, эльфов-оборотней и крылатых эльфов-единорогов. Воины Ночи кружили над беснующимися. На миг все замерли и затихли. Из неоткуда донёсся голос Дьявола:
- Люццифер! Александр Люццифер, ты умер для мира живых и мёртвых, но вновь родился для ИнферНэсфэрат! Ты возродишь Нэосфэрат!
Мгновение спустя, из пламени, расправив чёрные перепончатые крылья, поднялся Люццифер.
«Значит, Македонский это Люццифер», - подумала я.
Хоровод затянул какую-то песню на совершенно непонятном мне языке.
- О чём все поют? - спросила я у Бовами.
- Восхваляют Люцци, - ответила Бовами, - сейчас переведу, - и запела, -
Ты загляни в его глаза –
Вселенную увидишь. Люццифер!
Он был отступником всегда,
Основал Нэосфэрат. Люццифер!
В его глазах ты видишь – Ад
Во всей красе, покое. Люццифер!
В беде помочь любому рад
Наш защитник, Александр Люццифер!
Бовами замолчала.
- Красиво! - выдала я.

15:27 

Часть III.

Чем дальше в Лес, тем больше Мухоморы!
Часть III.

Глава 1.
Ночная тишина рождает музыку, и под эту музыку за моим окном танцуют эльфы. Эльфы?!.. Тёмные эльфы с заострёнными ушками, длинными волосами, в свободных одеждах и с чёрными перепончатыми крыльями. Это крылья летучих мышей! Тёмные крылатые эльфы?! Так вот какие они, Воины Ночи! В небе красуется серпик луны… ой! Кажется, кто-то пролетел над верхушками соседнего леса. Не может быть! Ведьмы?! Ведьмы верхом на настоящих мётлах! Несколько крылатых эльфов-единорогов, огромный чёрный ураган Вэйтен и… стайка эльфов-оборотней! Эльфы-оборотни?! Но, если верить Люцци, они исчезли почти две тысячи лет назад и если где-то и живут, то только в Нэосфэрат…
Куда все они так спешат?! Эй, подождите меня! Нет, они ждать не будут! Люцциферово войско летит на Великий Шабаш. Эльфы, закончив танец, расправили свои чёрные крылья, оторвались от земли и, через мгновенье, скрылись в ночном небе. Мой деревенский домик каким-то чёртом вдруг оказался посреди непроходимого леса, а вместо зелёного палисадника появился какой-то доисторический частокол. На каждом третьем столбе примостился череп: лошадиный, козлиный, человеческий, снова лошадиный, козлиный… Из глазниц всех черепов льётся жёлтоватый свет. Вот так фонарики! На месте дома Галкиных образовалось Призрачное Озеро, а рядом с ним соседствует кладбище, где маячат Блуждающие огни и гуляет Кладбищенский сторож. Чуть поодаль два вурдалака грызутся над чьим-то трупом, а на месте любимого Танькиного дерева мечется Призрак Висельника и завывает осёдлый Призрак Дряхлой старухи… Сквозь лесные дебри, через мой черепной частокол, прямо по Призрачному Озеру, минуя кладбище и, совсем не замечая всех призраков, несётся племя гуннов, живых и вполне осязаемых; несколько человек вваливаются сквозь стены моего дома и бегут куда-то дальше, что-то воинственно выкрикивая…

Мой тихий уголок. Мысли аристократа и трикстера.

главная